Снят Лужков

Главный региональный тяжеловес России, бессменный мэр Москвы отправлен в отставку с унизительной, единственный раз примененной для деятеля такого уровня формулировкой — в связи «с утратой доверия». Снятие Юрия Лужкова останется самым решительным поступком президента Медведева

Соперник Владимира Путина в борьбе за наследие Бориса Ельцина, Лужков в 2000-х правит Москвой уже дольше, чем в 90-х. Для питерской федеральной власти он, конечно, чужак, но популярен у большинства горожан, обеспечивает в столице общую стабильность и победы «Единой России» на любых выборах и в этом качестве считается незаменимым. Первый явный сигнал кремлевского недовольства был подан в 2008 году, когда в интервью Владимиру Познеру на Первом канале Лужков признал избранных глав регионов легитимнее назначенных — видимо, не смог пересилить гордость за полученные им когда-то рекордные проценты голосов москвичей. Через несколько дней Медведев одернул строптивца: если кому-то нынешний порядок приведения к власти не нравится, «они могут подать мне заявление». Потом станет известно, что Лужков ходил в Кремль с заявлением, но президент ему ответил — мол, других имел в виду, к вам никаких претензий нет. Бывали и еще размолвки, полегче. Но всем понятно: Путина начальником над собой столичный мэр признает, Медведева — с трудом.

Запоздало прервав альпийский отпуск ради московского дыма, Лужков доложился о прибытии Путину, тем более что тот выглядел главным огнеборцем. Премьер возвращение одобрил. Язвительным комментарием: «хорошо, что Юрий Михайлович вернулся, но жаль, что это не было сделано раньше» Кремль напомнил о себе: «Я царь или не царь?» — почему не спрашивают моего одобрения срока прилета? По президентским меркам — опоздал! Получается, «источник в администрации» поправил не только Лужкова, но и Путина? Обиженный мэр идет в контратаку, представляя дело так, будто они с премьером в одном лагере против медведевцев. В главной столичной газете «Московский комсомолец» выходит статья про «прямое гонение из-за Зубчатой стены на мэра Москвы», смена которого равносильна «выходу на свободу Ходорковского» и «открывает дорогу цветному бунту» — страшилки, явно предназначенные Путину. Уже на другой день Кремль устами могущественного Владислава Суркова прозрачно намекает на невозможность продления полномочий глав регионов старше 70-ти (Лужкову скоро 74). Лужков в официальной «Российской газете» высказывается за строительство трассы Петербург — Москва по утвержденному правительством (Путиным) маршруту, а альтернативные проекты (рассматриваемые по поручению Медведева) называет маниловскими. Из Кремля сообщают: «Власти Москвы переусердствовали в своих попытках столкнуть президента и премьер-министра» и грозят: это не останется «без соответствующей реакции».

Шквальный огонь федеральных каналов превосходит «информационную войну» телекиллера Доренко. Особенно свирепствует НТВ — его фильм «Дело в кепке» еще зубодробительнее, чем «Беспредел. Москва, которую мы потеряли» на «России». Один из столпов государственности, глава самого населенного региона и все еще сопредседатель правящей партии разоблачается как покровитель казнокрадов и взяточников, погубитель исторического облика столицы и подкаблучник-лоббист многомиллиардного бизнеса своей жены. Все вдруг припомнилось разом — это уже не просто сигналы Лужкову, а артподготовка общественного мнения к его отставке. Угодник мэрии телеканал «TB-Центр» слишком слаб. «Единая Россия» помалкивает. Лишь московские единороссы (92% в гордуме) осуждают «травлю» и обещают во главе со своим «единственным лидером» снова «участвовать в выборах и побеждать».

Очередной антилужковский опус НТВ «Дорогая Елена Николаевна» заставляет вступить в публичную борьбу «дорогую» — супругу мэра, самую богатую женщину России Елену Батурину. Бизнесвумен даже самонадеяннее мужа: она заявляет в интервью, что указ об утрате доверия «может возникнуть только в результате какой-то проверки». Глава президентской администрации Нарышкин в последний раз предлагает мэру уйти самому, но тот уже закусил удила. К началу рабочего дня 28 сентября указ, на который Лужков сам напрашивался, буднично вывешен на президентском сайте. Те самые безжалостные слова, и Медведев, даже комментируя новость перед телекамерами, ничего не добавляет: «Я как президент утратил доверие». Еще до полудня от Лужкова отмежевываются соратники по «Единой России», заявление о выходе из партии отставник подает сам. Премьер Путин, сдержанно оценив «значимую фигуру» уже бывшего мэра, напоминает, что все же он — «подчиненный президента, а не наоборот». Из видных деятелей только певец и депутат Госдумы Иосиф Кобзон призвал объяснить «беспардонное» увольнение «одного из выдающихся людей России».

Временным и.о. мэра Медведев назначает лужковского сподвижника-заместителя Владимира Ресина. Тот с видимой охотой занимает место своего многолетнего босса. Политическая Москва повторяет приписываемую Кобзону фразу «Володя, ты не еврей, ты — Иуда». Соавтор Лужкова по помпезному стилю московских новоделов, Ресин сразу же отменяет или приостанавливает особо одиозные проекты и даже предлагает обдумать перенос памятника Петру I со стрелки Москвы-реки. И.о. мэра принят в «Единую Россию» — оказывается, он в ней не состоял. Партия власти теперь критикует Лужкова даже за Patek Philippe на руке, хотя известно, что именно Ресин — главный чиновник-рекордсмен по сверхдорогим часам.

Универсальная неконкретность президентского указа об отставке напоминает присказку 1953 года: «Лаврентий Палыч Берия/ Не оправдал доверия,/ И товарищ Маленков/ Надавал ему пинков». Феноменальную смелость решения склонны объяснять желанием Путина избавиться от Лужкова руками Медведева — пора уже, а сам нацлидер обижать проверенных людей не любит. И, конечно, в ходу версия про долгожданное перераспределение московских финансовых потоков. После почти месячной паузы Кремль назначает мэром Москвы Сергея Собянина, выходца из Тюменской области, — непубличного руководителя аппарата правительства, ранее — администрации президента.

Батурину вызовут на допрос по делу о злоупотреблениях в Банке Москвы, она приедет на родину один раз в 2012-м, предпочитая оставаться в своих английских и австрийских резиденциях. У семьи обнаружится также недвижимость в Латвии, и Лужков на этом основании попытается получить вид на жительство в Евросоюзе. Однако ему откажут из-за прежней бурной общественной деятельности русского империалиста, не уважающего суверенитет бывших советских колоний.