Дворец в Геленджике

Страна узнает, что на Черноморском побережье, возле Геленджика, построен дворец — вроде бы для Владимира Путина — за $1 млрд. Власти свою причастность категорически отрицают, но потом оказывается, что к комплексу все же имело отношение Управление делами президента

С открытым письмом про геленджикский Версаль к президенту Медведеву обращается Сергей Колесников, бывший деловой партнер Николая Шамалова, близкого личного друга Путина. Обвинения бизнесмена-эмигранта в изложении «Вашингтон пост» получают международный резонанс, в России их пересказывают либеральные СМИ и бурно обсуждают в интернете. Кроме самих дворцовых покоев комплекс имеет зимний театр и летний амфитеатр, бассейны, часовню, вертолетные площадки, ландшафтный парк, гостевые домики, помещения для персонала и проч. По словам Колесникова, собственность оформлена на Шамалова, но предназначена Путину. Пресс-секретарь премьера Песков немедленно опровергает: его босс не имеет к комплексу никакого отношения.

Однако версия про Геленджик как личное поместье нацлидера живуча. Судя по описаниям, суперобъект синтезирует Ново-Огарево, любимую путинскую резиденцию, с палаццо Сильвио Берлускони на Сардинии — там, у самого родного ему западного лидера, российский правитель гостил с явным удовольствием. Шамалов входит в ближайший круг давних товарищей нацлидера, соучредителей питерского дачного кооператива «Озеро». Но ему самому, человеку непубличному, такой размах вряд ли нужен. Российские олигархи замков на родине не строят; фантастическую геленд-жикскую недвижимость могут «потянуть» буквально 10-15 человек в стране — неужели хозяина не знает даже администрация Краснодарского края? Ведь огромный лакомый участок должна была продавать она! Ситуацию спасала бы одна фамилия из верхней части списка Forbes, вместо этого теперь управляющий делами президента Кожин заявляет про «не имеет никакого отношения».

В поместье проникает журналистка еженедельника «Собеседник». Ее задерживают люди, называющие себя сотрудниками ФСО. Обвиняют в несанкционированном пребывании на частной территории — хотя эта служба охраняет только высших должностных лиц страны. Приезжает милиция и даже пограничники. Требование одно; уничтожить фото- и видеосъемку. Задержанных (с корреспонденткой были местные экологи) отпустят на следующий день, но фотоаппараты, ноутбуки и телефоны им не вернут. Снимков резиденции в сети и без того хватает: помпезное сооружение в новорусском вкусе отличается от известных образцов только непомерной величиной. «Новая газета» публикует инвестиционный договор на объект 2005-го и дополнительное соглашение 2008 года — по нему заказчиком-застройщиком стало ФСО. Оба документа вроде подписаны Кожиным. Потом управделами объяснит в интервью, что действительно у его ведомства был договор на реконструкцию дома отдыха «Туапсе», а что там компания-партнер построила на другом участке (полученном, видимо, с помощью управделами), ему неизвестно.

Наконец объявлено: безвестные фирмы-хозяйки продали дворец экс-владельцу Новороссийского порта Александру Пономаренко. Это похоже на избавление от скандального объекта. Резиденцию уже называют «гостиничным комплексом», но объявленная цена — $350 млн — подозрительно рискованное вложение в российский турбизнес.

Русский Forbes. Убит Пол Хлебников 2004

Американский журнал о богачах — деловой, но глянцево сделанный — в России оказывается даже востребованней, чем у себя дома. Ссылки «по данным Forbes» (далее 10-11-значная сумма) — рекордсмены цитирования отечественных СМИ. Через три месяца после выхода первого номера застрелен главный редактор, американец русского происхождения Пол Хлебников, но с его нынешней работой убийство не связывают